Счетчик посещений

postheadericon Рассказы из Азбуки. Лев Толстой

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Лев Толстой писал рассказы сам для своей Азбуки и обрабатывал русские народные сказки. Здесь часть из них.

Хозяин и работник. Лев Толстой. Из Азбуки

Собралось много народа на свадьбу. Сосед позвал работника и говорит:

— Поди посмотри, сколько людей там на свадьбе.

Работник пошёл, положил у порога чурбан и сел на завалинку, стал дожидаться, пока народ будет выходить из избы.

Стали расходиться. Кто ни выйдет, спотыкнётся о чурбан, обругается и пойдёт дальше. Только одна старуха вышла, спотыкнулась, вернулась и отвалила чурбан.

Работник вернулся к хозяину. Хозяин и говорит:

— Много там было людей?

Работник говорит:

— Всего один был и та старуха.

— Отчего так?

— А оттого, что я привалил чурбан к крыльцу, все на него падали, а не отвалили, так и овцы делают, а одна старуха отвалила, чтобы другие не падали. Так только люди делают. Она одна человек.

Находка. (Быль.) Лев Толстой

В одной деревне жила старушка с внучкой. Они были очень бедны и есть им было нечего.

Пришло Светло Христово Воскресенье. Народ радуется. Все купили себе разговеться, только старушке с внучкой нечем разговеться. Поплакали они, и стали Бога просить, чтобы Он им помог.

И вспомнила старушка, что в старину, во время француза, мужики деньги в землю зарывали. Старушка и говорит внучке: «возьми ты, внучка, лопатку и иди на старое селище; помолись Богу, да порой в земле, можеть Бог нам и пошлет что нибудь. Внучка и думает: как можно клад найдти. Ну да сделаю, как бабушка велит.

Взяла лопату и пошла. Вырыла она яму и думает: будет, порылась, пойду домой. Хотела подымать лопату, слышит — обо что-то лопата стукнула. Она нагнулась, видит кубышка большая. Потрясла ее, что-то звенит. Она бросила лопату, побежала к бабушке, кричит: бабушка, клад нашла! Открыли кубышку, в ней полно серебряных, рубленых копеечек.

И бабушка с внучкой купили себе к празднику, чем разговеться и корову купили и благодарили Бога, что он услышал их молитву.

Ястреб и голуби. Лев Толстой. Из Азбуки

Гонялся, гонялся ястреб за голубями, не мог ни одного поймать. Вот он и вздумал их обмануть. Подлетел он к голубятне, сел на дерево и стал им говорить, что хочет им служить.

— Мне, — говорит, — делать нечего, а я вас люблю. Вы вот что сделайте: пустите меня к себе, сделайте своим царём, а я буду вашим слугой. Не только что вас обижать не стану, но и в обиду никому не дам.

Голуби и согласились, пустили к себе ястреба. Когда ястреб залез к ним, он стал другое говорить.

— Я ваш царь, и вы меня должны слушать. Первое дело — мне надо каждый день съедать по одному голубю.

И каждый день задирал голубя. Хватились голуби, стали думать, как быть, да уж поздно.

— Не надо было, — говорят, — его вовсе пускать. А теперь уж не поможешь.

Охотник и перепел. Лев Толстой. Из Азбуки

Попался перепел в сеть к охотнику и стал просить, чтобы охотник отпустил его.

— Ты только отпусти меня, — говорит, — я тебе послужу. Я тебе других перепелов в сеть заманю.

— Ну, перепел, — сказал охотник, — и так-то не пустил бы тебя, а теперь и подавно. Сверну голову за то, что своих выдавать хочешь.

Солдат. Лев Толстой. Из Азбуки

Горел дом. А в доме остался ребеночек. Никто не мог войти в дом. Солдат подошел и сказал:

— Я войду.

Ему сказали.

— Сгоришь.

Солдат сказал:

— Два раза не умирать, а раз не миновать.

Вбежал в дом и вынес ребеночка.

Волк и собака. Лев Толстой. Из Азбуки

Худой волк ходил подле деревни и встретил жирную собаку. Волк спросил у собаки:

— Скажи, собака, откуда вы корм берете?

Собака сказала:

— Люди нам дают.

— Верно, вы трудную людям службу служите?

Собака сказала:

— Нет, наша служба не трудная. Дело наше – по ночам двор стеречь.

— Так только за это вас так кормят? – сказал волк. – Это я бы сейчас в вашу службу пошел, а то нам, волкам, трудно корма достать.

— Что ж, иди, — сказала собака. – Хозяин и тебя так же кормить станет.

Волк был рад и пошел с собакой к людям служить. Стал уже волк в ворота входить, видит он, что у собаки на шее шерсть стерта. Он сказал:

— А это у тебя, собака, отчего?

— Да так, — сказала собака.

— Да что так?

— Да так, от цепи. Днем ведь я на цепи сижу, так вот цепью и стерло немного шерсть на шее.

— Ну, так прощай, собака, — сказал волк. – Не пойду к людям жить. Пускай не так жирен буду, да на воле.

Собака и вор. Лев Толстой. Из Азбуки

Подошел ночью вор ко двору. Собака почуяла его и начала лаять. Вор достал хлеба и кинул собаке. Собака не взяла хлеб, бросилась на вора и стал его кусать за ноги.

— За что ж ты меня кусаешь? Я тебе хлеба даю, — сказал вор.

— А за то кусаю, что, пока ты хлеба не давал, я еще не знала, хороший ты или злой человек, а теперь верно знаю, что ты недобрый человек, если меня подкупить хочешь.

Догадливый баран. Лев Толстой. Из Азбуки

Жил-был мужик, и у мужика была кошка и был баран.

Когда мужик придет с работы, кошка бежит к нему, лижет ему руку, на спину прыгнет, об него трется, и мужик ее гладил и давал хлеба.

Вот баран хотел, чтобы его также ласкали и давали ему хлеба. Мужик пришел с поля, баран бежит к нему, лижет ему руку, трется об ноги. Мужику смешно, и он смотрит, что будет еще. Баран зашел сзади, поднялся, прыгнул мужику на спину, свалил мужика с ног.

Мужиков сын видит – баран батюшку свалил, взял кнут, избил барана.

Лисица и обезьяна. Лев Толстой. Из Азбуки

Выбрали раз звери себе обезьяну в начальники. Лисица пришла к обезьяне и говорит:

— Ты теперь у нас начальник, я тебе служить хочу: я нашла в лесу клад; пойдем, я тебе покажу.

Обезьяна обрадовалась и пошла за лисицей. Лисица привела обезьяну к капкану и говорит:

— Вот здесь, возьми сама, я до тебя трогать не хотела.

Обезьяна засунула лапы в капкан и попалась.

Тогда лисица побежала, призвала всех зверей и показала им обезьяну.

— Посмотрите, — говорит, — какого вы начальника выбрали! Видите, у нее ума нет, она в капкан попала.

Хозяин и собака. Лев Толстой. Из Азбуки

Состарилась охотничья собака. И случилось охотнику травить волка. Собака ухватила волка, да зубов уж мало у ней во рту было, она упустила волка.

Хозяин рассердился и замахнулся на нее.

— Не бей меня, — сказала собака, — если теперь я тебе не угодила, попомни прежнюю службу.

Павлин и журавль. Лев Толстой. Из Азбуки

Поспорил журавль с павлином, кто из них важнее.

Павлин говорит:

— Я красивее всех птица, у меня в хвосте все цвета переливаются, а ты серый, дурной.

Журавль говорит:

— Зато я по поднебесью летаю, а ты по навозному двору ходишь

Павлин. Лев Толстой. Из Азбуки

Собрались птицы себе царя выбирать. Распустил павлин свой хвост и стал называться в цари. И все птицы за его красоту выбрали его царем. Сорока и говорит:

— Скажи же ты нам, павлин: когда ты царем будешь, как ты станешь нас от ястреба защищать, когда он за нами погонится?

Павлин не знал, что ответить, и все птицы задумались, хорош ли им будет царь павлин. И не взяли его царем, а взяли орла.

Сколько людей?. Лев Толстой. Из Азбуки

Собралось много народа на свадьбу. Сосед позвал работника и говорит:

— Поди посмотри, сколько людей там на свадьбе.

Работник пошел, положил у порога чурбан и сел на завалинку, стал дожидаться, пока народ будет выходить из избы.

Стали расходиться. Кто ни выйдет, споткнется на чурбан, обругается и пойдет дальше. Только одна старуха вышла, спотыкнулась, вернулась и отвалила чурбан.

Работник вернулся к хозяину. Хозяин говорит:

— Много там было людей?

Работник говорит:

— Всего один был и та старуха.

— Отчего так?

— А оттого, что я привалил чурбан к крыльцу, все на него падали, а не отвалили, так и овцы делают, а одна старуха отвалила, чтобы другие не падали. Так только люди делают. Она одна человек.

Хозяин и петух. Лев Толстой. Из Азбуки

Хозяин не спал всю ночь, возил снопы и перед полуночью прилег отдохнуть на дворе на сене.

Петух увидал хозяина и думает: «Хозяин хочет послушать, как я пою». Пообобрался поближе к хозяину и закричал ему над самым ухом.

Хозяин проснулся и забранился на петуха, что он ему спать не дает.

Петух подумал, что хозяин велит ему громче петь, подобрался еще ближе и стал кричать что было силы.

Хозяин взял грабли и согнал петуха.

Гуси и павлин. Лев Толстой. Из Азбуки

Павлин, распустив хвост, ходил по берегу пруда. Два гусенка смотрели на него и осуждали его.

— Смотри, — говорят, — какие ноги у него некрасивые и послушай, как кричит нескладно.

Человек услыхал их и сказал:

— Правда, что у него ноги нехороши, и поет он нескладно, но ваши ноги еще хуже, и поете вы еще хуже; но хвоста у вас такого нет.

Кошка и лисица. Лев Толстой. Из Азбуки

Разговорилась кошка с лисицею, как от собак отделываться.

Кошка говорит:

— Я собак не боюсь, потому что у меня от них одна уловка есть.

А лисица говорит:

— Как с одной уловкой отделаться от собак? У меня так семьдесят семь уловок и семьдесят семь уверток есть.

Пока они говорили, наехали охотники и набежали собаки. У кошки одна уловка: она вскочила на дерево, и собаки не поймали ее; а лисица начала свои увертки делать, да не увернулась: собаки поймали ее.

Дома. Лев Толстой. Из Азбуки

Жил мальчик в ученье, пришел восвояси на праздник.

Сели за кашу. Мальчик сказал:

— Какая у вас каша густая, такой каши у хозяина не бывает.

А мать сказала:

— Семейная каша гуще кипит.

Коза и волк. Лев Толстой. Из Азбуки

Волк видит – коза пасется на каменной горе и нельзя ему к ней подобраться; он ей и говорит:

— Пошла бы ты вниз: тут и место поровнее, и трава тебе для корма много слаще.

А коза говорит:

-Не за тем ты, волк, вниз меня зовешь, — ты не об моем, а о своем корме хлопочешь.

Правда всего дороже. Лев Толстой. Из Азбуки

Мальчик играл и разбил нечаянно дорогую чашку.

Никто не видал.

Отец пришел и спросил:

— Кто разбил?

Мальчик затрясся от страха и сказал:

— Я.

Отец сказал:

— Спасибо, что правду сказал.

Зайцы и волки. Лев Толстой. Из Азбуки

Зайцы по ночам кормятся корою деревьев; зайцы полевые — озимями и травой, гуменники — хлебными зёрнами на гумнах. За ночь зайцы прокладывают по снегу глубокий, видный след. До зайцев охотники и люди, и собаки, и волки, и лисицы, и вороны, и орлы. Если бы заяц ходил просто и прямо, то поутру его сейчасъ бы нашли по следу и поймали; но Бог дал зайцу трусость, — и трусость спасает его.

Заяц ходит ночью по полям и лесам без страха и прокладывает прямые следы; но как только приходит утро, враги его просыпаются, заяц начинает слышать то лай собак, то визг саней, то голоса мужиков, то треск волка по лесу, и начинает от страха метаться из стороны в сторону. Проскачет вперёд, испугается чего нибудь и побежит назад по своему следу. Ещё услышитъ что-нибудь и со всего размаха прыгнёт в сторону и поскачет прочь от прежнего следа. Опять стукнет что-нибудь, опять заяц повернётся назад и опять поскачет в сторону. Когда светло станет, он ляжет.

На утро охотники начинают разбирать заячий след, путаются по двойным следам и далёким прыжкам и удивляются хитрости зайца. А заяц и не думал хитрить. Он только всего боится.

Ноша. (Басня.) Лев Толстой. Из Азбуки

В Москву после Француза пришли два мужика — искать богатства. Один был умный, другой глупый. Они вместе пришли на пожарище и нашли обгорелую шерсть. Они сказали: пригодится для дома. Связали сколько могли унесть и понесли домой. На дороге, на улице, они увидали, лежит под рогожами сукно. Умный мужик сбросил шерсть, связал сукна, сколько мог донести, и взвалил на плечи. Глупый сказал: за чем бросать шерсть. Она увязана хорошо и на плечах хорошо держится и не взял сукна. Они пошли дальше и увидали: на дороге лежат выброшенные платья. Умный мужик свалил сукно, завязал платья и взвалил на плечи. Глупый сказал: зачем бросать шерсть, она хорошо увязана и крепко держится на плечах. Они пошли дальше и увидали лежит посуда серебряная. Умный бросил платья и собрал сколько мог серебра и понес; а глупый не снял шерсти, потому что она хорошо увязана и крепко держится. Еще дальше на дороге увидали они, лежит золото. Умный бросил серебро и поднял золото, а глупый сказал: к чему снимать шерсть. Она хорошо увязана и крепко на плечах держится. И они пошли домой. На дороге их застал дождь и так намочил шерсть, что глупый бросил и пришел домой ни с чем, а умный принес золото и стал богат.

Красная Шапочка. Лев Толстой. Из Азбуки

В деревне жила девочка. Мать сшила ей красную шапочку и девочка всегда носила её. Народ стал звать девочку — девочка Красная Шапочка. Раз мать сказала Красной Шапочке: поди, навести бабушку и снеси ей от меня лепёшки и горшок масла. Красная Шапочка взяла гостинцы и пошла. Шла она через лес. Вдруг в лесу вышел ей на встречу волк. «Здравствуй, Красная Шапочка?» «Здравствуй, волк. Куда идешь?» Я иду к бабушке. Она стара, ходить не может, так я несу ей масла и лепёшки. — А где живёт твоя бабушка? А вон там за лесом деревня, так в доме с краю; — Ну-ка, Красная Шапочка, кто прежде придёт? И волк пустился бежать; а Красная Шапочка стала брать грибы и ягоды и забыла про волка. Волк пришёл прежде Красной Шапочки, нашёл дом бабушки и толкнул дверь. Бабушка спросила: кто там? Волк сказал: это я, бабушка, Красная Шапочка. Бабушка сказала: подыми, внучка, щеколду. Волк вошёл, вскочил на постель бабушки, заел бабушку, а сам надел ее платок на голову и лёг в постель. Когда Красная Шапочка пришла, она тоже толкнула дверь и волк ей сказал: подыми, внучка, щеколду. Красная Шапочка вошла, подошла к постели и сказала: здравствуй, бабушка! Отчего у тебя нынче такие большие глаза? А волк сказал: чтобы лучше глядеть на тебя, внучка. — А за чем у тебя зубы велики, бабушка? — Чтоб тебя загрызть, внучка!.. И волк схватил Красную Шапочку и заел её. А сам разделся и ушёл опять в лес.

Мать и дочь ее Анночка. Лев Толстой. Из Азбуки

У одной женщины умерла девочка Анночка. Мать с горя не пила, не ела и три дня и три ночи плакала. На третью ночь мать уснула. И видит мать во сне, что будто Анночка вошла к ней и в руке держит кружечку. Что ты Анночка? И зачем у тебя кружечка? А я в эту кружечку, мамочка, все твои слёзы собрала. Видишь кружечка верхом полна. Не плачь больше. Если ты еще по мне плакать будешь, то лишние слёзы через край на землю падут и тогда мне на том свете дурно будетъ. Мне теперь хорошо там.

Мать с тех пор больше не плакала по своей девочке.

Она рада была, что ей хорошо на том свете.

Комментарии запрещены.